Radio Liberty's Alexander Genis on Columbia's Super-NOS Festival

Thursday, February 6, 2020

Well-known Russian author Alexander Genis reviews the Super-NOS Festival for Radio Liberty (6 February 2020). In Russian.

Название премии Фонда Михаила Прохорова расшифровывается как "Новая словесность", но за этой аббревиатурой стоит тень самого оригинального русского писателя, который подбивает своих коллег продолжить путешествие майора Ковалева. На этот раз НОС отправился за океан и оказался в Нью-Йорке. Этому перемещению мы обязаны лучшему знатоку не только новой, но и новейший словесности литературоведу Марку Липовецкому, который совсем недавно стал профессором Колумбийского университета и немедленно оживил литературную жизнь Нью-Йорка.

"Город Бродского и Довлатова, – сказал он, открывая фестиваль, – заслужил право считаться третьей столицей русской словесности, которую никогда не могли удержать государственные границы". Эту мысль словно специально подчеркнула совсем недавняя премия НОС, доставшаяся нью-йоркскому врачу, русскому поэту и прозаику Александру Стесину. Но нам, членам жюри, предстояла другая, ещё более ответственная задача: определить лучшего писателя среди прежних лауреатов и присудить ему приз "Супер-НОС" – награду за лучшую книгу всего прошедшего десятилетия.

Побывав судьей в самых разных, включая Букеровскую, премиях, я привык к мысли, что обычно побеждает не первый кандидат, а второй, ибо триумф всякого автора – итог компромисса среди членов жюри. С НОСом, однако, этот номер не проходит. Победитель определяется в результате ожесточенных дебатов на глазах публики и с её прямым участием. Поэтому каждому из нас пришлось открыть карты, что и было сделано с немалым азартом.

Но прежде чем приступить к спорам, мы выслушали отчет о десятых годах одного из претендентов, Льва Рубинштейна. Поэт и эссеист, он, демонстрируя тождество этих профессий, всегда ярко, точно, безжалостно и смешно описывает не увиденную, а скорее подслушанную реальность. Так Рубинштейну удается различить важное в шуме времени. "Десятые, – сказал он внимательной аудитории, – стали годами двух открытий: первое – фейсбук, ставший не только литературной средой, но и самой литературой; второе – солидарность, которая в эпоху гонений объединила всех тех, с кем захватившая трон власть отказывается считаться".

Ирина Прохорова, председатель фонда-спонсора, учредившего премию, не без разочарования говорила о том, что все лауреаты рисуют одну и ту же картину России – экзотическую, погрязшую во тьме державу. "Другой у нас нет", – согласились с ней члены жюри и, как сказано у Булгакова, "напрямик врезались" в корректную, но ожесточённую распрю.

You can read the full review here.

 
 

"Город Бродского и Довлатова, – сказал он, открывая фестиваль, – заслужил право считаться третьей столицей русской словесности, которую никогда не могли удержать государственные границы". Эту мысль словно специально подчеркнула совсем недавняя премия НОС, доставшаяся нью-йоркскому врачу, русскому поэту и прозаику Александру Стесину. Но нам, членам жюри, предстояла другая, ещё более ответственная задача: определить лучшего писателя среди прежних лауреатов и присудить ему приз "Супер-НОС" – награду за лучшую книгу всего прошедшего десятилетия.
Побывав судьей в самых разных, включая Букеровскую, премиях, я привык к мысли, что обычно побеждает не первый кандидат, а второй, ибо триумф всякого автора – итог компромисса среди членов жюри. С НОСом, однако, этот номер не проходит. Победитель определяется в результате ожесточенных дебатов на глазах публики и с её прямым участием. Поэтому каждому из нас пришлось открыть карты, что и было сделано с немалым азартом.